Наманганский автобус в конце 50-х прошлого века.




Введение

Наманганский автобус прошлого века
Наманган – областной центр, расположенный в Ферганской долине. Узбекская глубинка. В этот город занесло моих родителей в конце сороковых, после войны. Мама – врач-фтизиатор. Это по туберкулезу. В конце сороковых прошлого века борьба с туберкулезом была очень актуальна, особенно на национальных окраинах Союза. Маму, после окончания медицинского института и направили в Наманган , на борьбу с туберкулезом. Отец – ревизор облфинотдела. Русскоговорящие люди в городе жили изолированной, от узбекского мира, общиной. Все свое – детский сад, школа, места для гуляний в центральном парке, кинотеатры – зимний и летний, дом пионеров, весь центр города. Места проживания узбекского населения, называли Старым городом.

Даже один рынок, Куриный базар, посещался преимущественно русскоговорящими людьми. Продавали узбеки, покупали русские. Русские – это и русские, и евреи, премущественно бухарские, и татары: все, для кого русский язык являлся родным. Советские, другими словами. Сегодня говорят – “совки”. Но был и колхозный рынок, в старом городе, где перемешались все национальности. Но узбеки, в основном, посещали Колхозный рынок.

Первый, городской автобусный маршрут.

И вот, в середине пятидесятых годов, в Намангане запустили первый городской автобус. Бело-желто-красного цвета, большой, с двумя дверями, с кондуктором. Маршрут номер 1. Он соединил Колхозный рынок, с железнодорожным вокзалом, расположенным в другом конце города. Весной мы ходили за железнодорожный вокзал “в горы”. Сразу за вокзалом, город заканчивался, начиналась, как я сейчас понимаю, адырная зона, которую мы называли “горы”.. Весной в горах вырастали тюльпаны, мы, мальчишки, выкапывали корневые луковицы тюльпанов и ели их. Нам нравился их сладковатый вкус. В горах же мы запускали змеев, ракеты. Ходили туда, как правило пешком, с мая, босиком и в трусах. После 1 мая, нам родители позволяли так ходить после школы. Говорили : ” бегать в трусах. ”
Первый автобусный маршрут проходил через центр города и мы иногда пытались проехать на автобусе до вокзала. Конечно же “зайцами”. Сколько остановок удастся, пока кодуктор не выгонит, столько и проезжали.
Цена проезда в автобусе зависела от количества остановок, которые пассажир проехал. Платили на выходе. Мы этим пользовались. Выскакивали, не оплатив проезд. Кондукторы к этому привыкли. Не гонялись. Выгоняли из автобуса самые вредные кондукторы.

Как заходили в автобус

В автобус заходили через переднюю и заднюю двери. Через переднюю – мужчины, через заднюю- женщины. Любые очереди в Намангане делились на мужские и женские. И городской автобус не был исключением. Как заходили, так и сидели. В передней части автобуса – мужчины, в задней – женщины.

Кто сидит и кто стоит в набитом автобусе

Был еще один запомнившийся мне обычай – уступать сидячее место в автобусе людям европейской внешности. Вне зависимости от возраста и пола. Вообще, в те годы было очень уважительное отношение к возрасту и к женщинам. Им уступали место в автобусе, даже в сильно переполненном.

Битком набитые автобусы

Советские автобусы – это отражение чувства человеческой общности у простых людей. В часы пик, в автобусы были так набиты людьми, что можно было сравнить их с бочкой, набитой селедкой. Люди стояли, плотно прижатые друг к дружке. В любую погоду, в любую жару и духоту. О кондиционерах в те времена и не знали. Что в общественном автобусе может работать кондиционер? – это какая-то небылица!

Не держи в себе злого духа

Что было общим в автобусе – это неприятный, сильный запах. Пукали. И мужчины, и женщины. У местных жителей, узбеков, не зависимо от того, мужчина это или женщина, было такое правило – не держать внутри себя злого духа. Вот и не держали. Выпускали на волю. В любом месте, где этот дух просился на свободу. Особенно после жирного и сытного обеда. С шурпой, пловом, шашлыком, лагманом. После таких обедов дух особенно злой. Но мы к этому относились с привычным пониманием – народный обычай.
Так и ездили, в духоте, тесноте, но не в обиде.

А что в наше время – в XXI веке

Прошло много лет, но народные традиции крепки и не подвержены времени. В октябре 2019 года ехал в маршкутном такси из Газалкента в Ташкент и над лобовым стеклом увидел объявление, которое не смог не сфотографировать

Объявление в междугороднем маршрутном такси
Объявление в междугороднем маршрутном такси