Моя первая уха




Я свою первую уху сварил в горах, из Туркестанского османчика, в урочище реки Караарча-сай. Эта рыбка водится в горных речках Срединного Тянь-Шаня и Чимгана в частности. Рыбка похожа на маринку, но более костлявая и похуже вкусом. Забегая вперед скажу, что ел я свою уху в годом одиночестве.

Выпускной вечер.

А все началось с выпускного вечера.  Всю ночь мы праздновали наш выпускной вечер в доме Сашки Таджиева. Собрались наши любимые учителя, родители, ну и мы, выпускники 10г класса Ташкентской специализированной школы второго этапа №110 с физико-математическим уклоном. Всю ночь веселились, наклюкались. Про других ничего не могу сказать, а про себя точно скажу, наклюкался. Пил красное десертное вино. С непривычки голова закружилась. На утро, прямо из Сашкиного дома мы уходили в горы на целую неделю, а, возможно, и дольше. Вел нас Сашка Семидетов. Не откажу себе в удовольствие и перечислю всю нашу группу. Из моего класса пошли Сашка Семидетов, он нас и повел, как самый опытный горный волк, Венка Лучанский и я. К нам присоединились: Ида Шамис, будущая Венкина жена и два моих товарища – Женька Фердинанд и Алик Имамходжаев.

Турбаза Чимган.

Я немного пришел в себя от выпускного вечера в автобусе, где-то на полпути к Чимгану. На турбазе в Чимгане мы запаслись снаряжением, оформили маршрут и двинули в путь. Сашка Семидетов впереди. Меня он поставил замыкающим. Тоже ответственное задание – подбирать всех отстающих. Но в первый день подбирать нужно было меня самого. В первый день мы преодолели Песчаный перевал и переночевали в урочище речки Гулькам-сай, в березовой роще.

В маршруте. В урочище Караарча-сай.

На утро я окончательно пришел в себя, но и день выдался нелегкий. Нужно было дойти до подножия Туманного перевала, а это и далеко, и практически все время вверх. Я шел опять замыкающим. Так окреп, что даже немного понес второй рюкзак, рюкзак Инки Шамис. Вторая ночевка была над снежником. Последние километры до нее так устал, что каждый шаг отдавался сильной болью в ногах. Пришли затемно. Разбили лагерь. Приготовили туристский ужин. Все было внове, интересно. Меня сильно бил озноб. Сашка дал нам выпить по два глотка сухого вина, и сразу полегчало.

Хорошо выспались и утром пошли на Туманный перевал. Это огромный, затяжной серпантин. Алик Имамназаров не выдержал и повернул домой по Мазар-саю. А мы упрямо пошли вверх. Можно сказать на встречу с моей ухой.

С перевала спустились к Караарче затемно. Познакомились с охотником. Он нас угостил супом из кабанятины. Наутро его уже не было. У палатки лежала освежеванная голова оленя.

Ловлю османчиков и варю тройную уху.

В речке было на удивление много рыбы. Я принялся ее удить. Наловил полведра. И объявил, что буду готовить тройную уху. Отсортировал всю рыбу на три части по крупности. Мелкую, среднюю и крупную. Все это конечно условно. Как в анекдоте. Мелкую рыбу мы выбрасывали, а крупную складывали в баночку из под майонеза. В моем случае крупная рыбина – это две женские ладошки.

Развел костер. Поставил воду в кастрюле. Когда закипела, бросил в кипящую воду мелкую рыбку. За несколько минут она разварилась. Запустил туда же среднюю рыбу. Ну и без особой задержки в кастрюльку нырнули все крупные рыбины. Получилась рыбья каша, в которой стояла ложка. Посолил. В кастрюльке стояла только моя ложка. Правда недолго. Есть было невозможно. Вкус был, безусловно, рыбный. Причем свежей рыбки. Но столько мелких костей и ни капли жижи. Все выкинул в овраг. Надеюсь экология от моей первой ухи не очень пострадала.

В моей поварской практику было еще много (ух? ухов?), в общем попыток приготовить уху. Но из первой попытки я вынес твердое убеждение, что в тройной ухе должна плавать только крупная рыба. А всю мелочь, после того, как она добавила свою лепту во вкус ухи, нужно беспощадно выбрасывать.

На ухе наш туристический поход не закончился. Это был только третий день маршрута. Но история с первой ухой заканчивается оврагом.