Мягкий буксир





С балком изнутри мы, вроде бы, покончили, но снаружи – нет! Внешний дизайн нашего балка, не соответствовал принятому облику сейсмических балков, готовых двигаться по заполярной тундре. Потому что он, вообще, никуда не мог двигаться. У него не было оглоблей. Вру! У него не было водил. Оглобли бывают только у телег, а у балков бывают только водила. В  принципе, это те же оглобли. Только делаются они из ~15’ буровых труб и крепятся к полозьям саней, на которых стоит балок, с помощью металлических пластин или щёк. Так вот, этих – то водил у нашего балка, как ни странно, не оказалось. Трудно сказать, чем это было вызвано. Кто-то, где-то их проморгал. Кто-то, где-то их не дополучил. Или кто-то, где-то их просто пропил. Сейчас, это было уже не важно. Нам дозарез нужны были водила. Я, естественно, задал этот вопрос Волкову на следующий же день после приезда. Он, как всегда, стоял окруженный кучкой недовольных рабочих. На этот раз – строителей, которых привёз из Салехарда, возводить  4-х квартирный, щитовой дом, для нашей партии, и которые не получили здесь то, что он наобещал им там. Я дождался, когда строители немножко отхлынули от него и задал ему свой вопрос. -“Ладно, ладно. Я знаю. ” – сказал он и на этом наш разговор закончился. Через пару дней я снова задал ему этот вопрос и получил тот же ответ. И вот уже сентябрь, а водил у нас как не было, так и нет.

Вообще решить эту проблему, для меня плёвое дело. Нужно только, вот прямо здесь, из буровых труб, которые всё время валяются под ногами на каждом шагу и которые исчезают, только перед приездом, крупного начальства, а потом появляются опять на своих рабочих местах, подобрать 15’ буровую трубу. Нарезать её на два, 2.7 метровых отрезка. Пойти в поселковое сельпо, за 96-ти градусным ресурсом. Потом с этим ресурсом в одной руке и кусками труб в другой, отправиться в кузнечный цех Рыбкомбината. Там, сплющить концы этих труб и проварить в них отверстия. Затем, соединить два конца этих труб, продеть в них серьгу и заварить её. Потом оставить 96-ти градусный ресурс в кузнечном цеху, и с готовыми водилами под мышками, возвратиться к себе на базу, где стоит наш балок-сейсмостанция, в ожидании долгожданных водил. И, на всё про всё, на это, нужно пол рабочих дня. Но всё это, мне делать не положено. Я уже знаю, что мне положено и что не положено. Как никак, а я оператор с двухгодичным стажем. Конечно, это не Бог весть, сколько. Но, это не 2 года сиденья в офисе, а два года операторской работы, которую, можно разве только сравнить с сиденьем на раскаленной сковородке. Всё это было положено делать, либо начальнику партии, либо его заместителю, либо механику партии. Но никто из них не шевелил ни пальцами рук, ни пальцами ног, чтобы сделать это.