Езда по дорогам Узбекистана и Америки





Я автолюбитель с большим стажем. Права получил аж в 1976 году. Для чего оплатил специальные курсы по тем временам немалую сумму – более 70 рублей. На теоретические занятия, которые проводились в старом корпусе ТашМИ ходил нерегулярно. Было страшно неинтересно и скучно рассматривать картинки с различными ситуациями на дорогах, на перекрестках. Сейчас я понимаю, почему мне было скучно. Можно теоретически изучать до бесконечности долго как переезжать через перекресток. И все эти теоретические познания будут бесполезны тогда, когда ты конкретно, на машине, сидя за ее рулем, подъедешь к реальному перекрестку.

Практическое вождение было один раз. После сдачи теоретического экзамена, нас собрали в районе Госпитального базара для сдачи вождения. Выделили автобус. Все было как в тумане. Я сел за руль. Рядом принимающий инспектор ГАИ. Завелись. Поехали. Жму на газ, маштна едет не спеша, гудя мотором. Доехал до остановки “Буденная”. Инспектор сказал остановиться. Остановился. Он говорит, что все было хорошо, но не мешало бы снять машину с ручного тормоза. В итоге получил права нового образца.
Когда сел за руль легкового автомобиля с ручным переключением коробки передач, двигатель у меня глох. Я потерял всякий интерес к вождению и забыл о правах более, чем на десять лет. Пока не приобрел свой первый автомобиль – Запорожец новой модели и красного цвета. До отъезда в Америку я сменил три автомобиля: Запорожец – Москвич 2142 – Волга ГАЗ 31029.
Из этих трех машин, больше всего напоминает машину Волга. На ней, за 7 лет, я проехал много, попав в несколько неприятных дорожных ситуаций. Одно дорожное происшествие запомнилось мне на всю жизнь. Я бы назвал его “Коробочка” между тремя КамАЗами. Это происшествие могло бы оказаться последним для меня и Лиды происшествием в нашей жизни.

“Коробочка” между тремя КамАЗами.

На всю жизнь я запомню свое чувство, когда я попал на скользкой бетонке между Каттакурганом и Самаркандом между несущимися во весь опор тремя КамАЗами. Эти большегрузные, воняющие плохо сожженной соляркой чудища неслись впереди, слева и сзади моей Волги. Из-под переднего КамАЗа в лоб летели ошметки грязи, полностью залепляя мое ветровое стекло. Натужно работая на полной мощности дворники, не могли очистить переднее стекло моей машины. Я, можно сказать, ослеп. Задний КамАЗ догонял меня, протяжно гудя и сигналя. А слева нагонял мою машину КамАЗ, не давая начать обгон впереди идущей и слепящей меня машины.
И вот в такой напряженной ситуации я чуть сильнее нажал на педаль газа, что для заднеприводной машины, каковой являлась моя Волга, на скользкой дороге неминуемо должно было привести к заносу. Что и произошло. Задок мою машины повело влево, как раз под нагоняющий меня слева КамАЗ.
Все мои последующие действия заняли несколько мгновений. Но для меня в тот момент время, как бы остановилось, точнее неоднократно замедлилось. Перед моими глазами все протекало как бы в сильно замедленном фильме, где было достаточно времени для оценки складывающейся обстановки и для выбора единственно верного решения. В итоге я избежал наезда КамАЗа на мою машину. Правда, задним крылом я сильно ударился об бетонный разграничитель встречных полос бетонки. Мне удалось сохранить управление машиной и вывести ее на обочину дороги. Все три КамАЗа остановились. Водители сказали Лиде, что если бы не мое правильное поведение в этой смертельной, дорожной ситуации, мы вряд ли бы остались в живых.
Дело происходило в начале января. Водители КамАЗов уехали с места происшествия. Пока я решал все вопросы с получением справки от ГАИ. День приблизился к вечеру. Пошел сильный снег. Я закрыл проем от вылетевшего заднего стекла целлофаном. И от Самарканда до Ташкента добирался по проселочным дорогам, чтобы не встречать гаишников. Поднялась настоящая снежная метель. По обочинам дороги стояли заглохшие КамАЗы. Возле которых водители жгли покрышки для согрева. Ситуация была какой-то нереальной. Но внутри Волги было тепло. Мотор спокойно и ритмично работал. Я включил радио. Играла спокойная музыка. И вся дорога, с заглохшими у обочины машинами, дымящими кострами из покрышек, была на переднем, ветровом стекле моей Волги, как в фантастическом кино.
В гараж я заехал около четырех часов ночи. Хоть и очень поздно, и на побитой машине, но живым. И с живой и невредимой женой.

И вот я в Америке.

Меня вот уже несколько лет радуют американские дороги. Я к ним, можно сказать, привык. Настолько привык, что в последний визит в Ташкент я чувствовал себя очень неуверенно, сидя рядом с водителем такси. Все ездят так, как заблагорассудится, не выдерживая рядность движения и скорость. Туда – сюда, туда – сюда.
А переход оживленной, городской дороги, для пешехода превращаясь в рискованное приключение с неопределенным исходом. Как только зажигается желтый свет семафора, а то и, как только соберется зажечься, все машины на перекрестке срываются с мест, не глядя, остались пешеходы на перекрестке, или нет. Лично для меня переход через дорогу был большим испытанием моего мужества и моей отваги.
На дорогах Америки испытываешь чувство комфорта и как водитель, и как пешеход. Я уже привык к автоматической коробке передач, поэтому не знаю, смогу ли вновь сесть за руль автомобиля с ручным переключением скоростей. Думаю, что смогу, но потребуется время для обновления забытых навыков. К хорошему привыкаешь быстро!

Что такое проехать более 1000 километров за день по Узбекским и Американским дорогам.

Хочется заметить, что 1000 километров по Американским дорогам мне дались гораздо легче, чем тысяча километров десятилетней давности, которые я проехал по дорогам Узбекистана. И не потому, что я за десять лет стал моложе, а потому, что в Америке совсем другие машины, и совсем другие дороги и совсем другое поведение водителей на дорогах. Я помню в Узбекистане, когда на Волге обгоняешь большую машину, КамАЗ, например, или Икарус, то вся машина трясется. Машину, кажется, притягивает к большегрузному автомобилю. Приходилось крепче держать баранку, которая буквально вырывалась из рук. Поэтому первое время, когда я начал ездить по американским дорогам, я с опаской относился к большегрузным монстрам, которых не счесть на высокоскоростных трассах Америки. Но для меня было сюрпризом, то, что не чувствовалось никакой разницы – обгоняю я нагружённый трак или обгоняю легковушку. Обгон не ощущается физически. Не зависимо от того, ты обгоняешь, или тебя обгоняют. Машина спокойно держит курс. Ее не заносит. Руль никак не реагирует. Поэтому, по завершении почти шестнадцатичасового путешествия, куда вошли не только вождение машины по скоростным дорогам и выезды за пределы трассы для заправки, но и остановки в зонах отдыха, и самостоятельная экскурсия к Ниагарскому водопаду, я не был таким уставшим, каким был после возвращения из Хорезма в Ташкент.

Между тремя траками.

Справедливости ради, должен упомянуть единственную ситуацию на дороге, создавшуюся уже в конце путешествия, когда мне пришлось покрепче взяться за руль. Можно сказать, что наша машина попала в “коробочку” из трех большущих траков. Впереди меня, в моем, среднем ряду ехал трак со скоростью 70 миль в час. Относительно общего движения, это была замедленная скорость. Трак всем мешал. Не только мне. Я собрался его обогнать, когда увидел рядом, в левом от меня ряду, нагоняющий трак, который решил обогнать и мою машину, и впереди меня идущий трак. Я, естественно отложил обгон. И в это время в правый ряд на огромной скорости въезжает трак с примыкающей разгонной полосы. Огромный ревущий трак, черного цвета. Разгонная полоса выклинивалась, и трак резко сближался с моей легковушкой, заезжая в правый относительно меня ряд. С такой скоростью, что мою машину тряхнуло воздушной волной, поднятой сближающимся траком. Я оказался “зажатым” между тремя траками. То, что называется, “попал в коробочку”. И это на скорости не менее 70 миль в час (более 100 км в час). Самое правильное решение в подобной ситуации – сохранять прежний курс и прежнюю скорость. Что я и сделал. Ситуация сама разрядилась. Левый и правый траки обогнали нашу пару.

Я проскочил свой поворот.

Мне нужно было выезжать с трассы, поэтому я взял вправо. Но сложившаяся ситуация привела к тому, что я проскочил свой выезд с трассы. А на скоростных дорогах сразу развернуться или подать назад невозможно. Ты движешься в общем скоростном потоке. И должен принимать решение с учетом вновь сложившихся обстоятельств.
Я это решение принял, тем более, что мне в этом помогал, чем мог, навигатор, установленный в кабине автомобиля. Но новый маршрут к дому оказался на 20 миль длиннее, и с большем количеством платных толлов. Толл – это место, где с водителя взимается плата за проезд по дороге, мосту, тоннелю.