23. Гигиена.





Вообще, работа и сама жизнь на Заполярном профиле, требовала от нас постоянного новаторства и изобретательства. Мы должны были все время что-то изобретать и придумывать. Конечно, тут были и велосипеды, но были и настоящие “know how”. И одним из них, несомненно, был наш Заполярный мобильник, который мы сделали под нашу станционную диву с белыми воротничками, Флёру. Дело в том, что Заполярная тундра с её бесконечной обозреваемостью, ветром и температурой, вносила соответствующие коррективы и в проблемы нашей личной гигиены. Эти проблемы сразу обнажались, когда мы задерживались на каком-либо пикете и балки сразу приобретали такой неприглядный вид, о котором даже неприлично говорить. Нам мужикам, конечно, со всем этим, особых проблем не было. Мы могли открыть свои краники, в самых неподходящих для этого условиях, а могли сделать это, вопреки всем житейским рекомендациям даже против ветра. Но вот с нашими девушками здесь дело обстояло хуже. И уж совсем худо с этим обстояло дело у нашей станционной дивы Флёры, поскольку она обычно была привязана к станции и не могла удаляться от неё. Мы напряглись и решили эту жгучую проблему достаточно быстро и после жарких споров остановились на параллелепипеде, образованном из четырёх направляющих, с заострёнными с одной стороны концами, обшитым плотной брезентовой тканью и с одной откидной брезентовой дверцей на косяках, для входа. Такой брезентовый параллелепипед, прочно втыкался в снег и служил надёжной защитой от яростного Заполярного ветра и излишне любознательных глаз. И это была, без сомнения, первая в истории человечества, модель мобильного экотуалета.

Это была простая конструкция, но ведь всё гениальное – всегда просто! Наша конструкция была легка и компактна. Она легко переносилась под мышкой и хранилась у нас во внешних, грузовых ящиках балка. Флёра чуть с ума не сошла от радости, когда заполучила наш подарок. А мы с Лёвой, потеряв все нормы приличия, прильнули к окошко нашего балка и наблюдали за Флёрой, когда она в первый раз с нашим творением под мышкой, гордо отправилась на своё действие и успокоились только тогда, когда она возвратилась с довольной физиономией.