От земли чинаров в страну чахлых елочек.

Из фольклора.

Когда любого русского человека спрашивают:

- Назови поэта?

Он отвечает:

- Пушкин.

- Назови фрукт?

- Яблоко.

- Певица?

- Алла Пугачева.

- Ташкент…

- Горд хлебный.

- А что самое красивое и запоминающееся в Ташкенте?

- Восточный шумный базар и тенистые, прохладные улицы, обсаженные чинарами.

 

 

Когда появились первые чинары в Ташкенте.

Кстати, первые чинары в Ташкенте высадили аж в 1868 году первыми русскими колонистами. И многие из этих чинар украшали центральные улицы Ташкента до последнего времени.

Самый центр Ташкента – это Сквер Революции. Весь в тени от огромных платанов – другое название чинаров. В самые жаркие дни на дорожках сквера, посыпанных красноватым песочком, в тени чинаров было прохладно и уютно. А в открытых кафе, «Снежок», «Лотос» можно было всегда выпить прохладные напитки и съесть вкусное ташкентское мороженное. Пломбир, правда, был не такой вкусный, как в Москве, но все равно вкусный. И не опасаться, что опоздаешь. Звон курантов на сквере всегда, неназойливо, напомнят о времени.

Седоки на постаменте сменяются, а чинары остаются.

В самом центре сквера находится памятник, на постаменте которого всегда кто-то стоит. Я еще помню, что стоял Сталин. После Сталина установили голову Карла Маркса, угрожающих размеров, с развевающимися в одну стороны волосами и бородой. Типа – факел.

С приходом свободы, в тени чинаров, в центре сквера отдыхал на коне Тамерлан – Амир Тимур, указывающий своей рукой куда двигаться. Выдающийся полководец всех веков и народов.

\r\n

Сквер

Люди привыкли, жители постаменты меняются, а чинары, с огромными зелеными и раскидистыми кронами, остаются.

Чинары, платаны, бесстыдницы.

Моя младшая дочка рассказала мне, что чинары зовут не только платанами, а еще и бесстыдницами. Потому что каждую весну они обновляют самую внешнюю кору. Старая кора скукоживается, сжимается, наподобие такыров под солнцем, и открывается новая, гладкая кора. Такое ощущение, что чинары, никого не стыдясь, и не опасаясь за свою многолетнюю жизнь, раздеваются, а точнее, переодеваются.

В Нью-Йорке тоже много чинаров, но там они называются платанами, и только. Платанами засажены детские площадки, многие улицы. Но листва этих американских платанов гораздо мельче. И кроны, поэтому, не такие густые и роскошные, как в Ташкенте. Тень от них не такая густая.

То ли сквер, то ли Термез?

Каково же было мое удивление, когда я подъезжая к скверу, сквера не обнаружил. Какая-то голая площадь, очень напоминающая Красную площадь в знойном Термезе в разгар лета. В центре площади памятник на коне. А вокруг бетон и еле заметные чахлые елочки.

\r\n

Сквер

Что-то с головой. И в глазах двоиться.

Я подумал, что от длительного перелета что-то с моей головой. Да и в глазах начало двоиться. Куранты раздвоились. Как в том анекдоте. Пьяного спрашивают, почему он врезался головой в столб? На что он отвечает, что хотел пройти между двумя столбами.

Но я не был пьян, а в глазах двоилось. Подумал что от бетонной жары. Но быстро все прояснилось. С головой, моей, все в порядке. Просто за последние пару лет сломали всенародно любимое кафе “Буратино”, и на его месте возвели еще одни куранты – близняшку.

\r\n

Куранты

На мой вопрос, зачем нужно было строить еще одни куранты, мой товарищ, архитектор, предположил, что, вероятно, старые куранты будут сносить. Вслед за чинарами.

 

Additional information