Я – оператор Тазовской с/п. Cеверная повесть. Часть 2.

28. Гончие.                                                                                                                                 

 Но мы снова возвращаемся в Тазовскую тундру на зимние работы сезона 59-60 и мы  продолжали идти по следу. По следу первой Заполярной структуры. И нас уже ничто не могло остановить. Нам было всё равно. Нас не нисколько не волновало – сколько на часах    4 часа после полуночи или после полудня  Нас ничуть не волновало,  сколько на термометре  -  выше -50С или ниже. Нас волновал только ветер. Только ветер, с которым мы, как ни старались, ничего не могли сделать.  И у нас не было  мобильности и  динамичности  в наших полевых работах.  Ветер! Заполярный ветер – отравлял нам жизнь! Мы полностью зависели от него! Мы все время  ждали. 

 

Мы все время  ждали от него милости.  Сначала мы часами ждём, когда Заполярная позёмка укроет плотным снежным  саваном нашу приемную  линию. Потом  мы часами ждём, когда эта же поземка хоть немного утихнет и позволит  нашим сейсмоприёмникам, укрытым снежным саваном зарегистрировать отражения.. А потом  у нас ломаются бур-станки… А потом ломаются трактора. А потом опять всё с начала. И  все равно  мы  уже отстреливаем до  50  км в месяц. Но этого было мало. Ужасно мало для детализации структуры, которую нужно было сдать под глубокое бурение . Ужасно мало для того, чтобы безошибочно  заложить на этой структуре глубокую скважину.  А всё это  надо было сделать до конца нашего полевого сезона, который уже был не за горами.                                                                                     Но структура не отдавалась нам . Она все время  уползала от нас. С нею было ясно только на Севере   и на Западе.  Там нам удалось уверенно подсечь её периклиналь, т.е. смыкание её  со слоями уже за пределами самой структуры .  И здесь её амплитуда достигала почти 80м . .Но на Юге и на Юго-востоке  она не давалась нам в руки.  Она   выполаживалась,  не погружалась и  ускользала из наших рук. Здесь нам удалось подсечь погружение не  более сорока метров, а то и меньше, а дальше она уходила за пределы отстрелянного планшета  и было не ясно, как она поведёт себя дальше – либо, мы просто не достигли её вершины, после которой она, наконец, начнёт своё окончательное погружение и тогда мы будем иметь дело с самой крупной замкнутой структурой,            выделенной к этому времени в Зап. Сибири,  либо она вдруг “отыграет” своё погружение и превратится в структурный выступ  какой-то мега-структуры..  Конечно, последнее поведение нашей структуры представлялось уже маловероятно, но, в любом случае, в таком виде мы не могли её передать под глубокое бурение, что было нашей конечной целью,

 

Additional information